Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чай с корицей (список заголовков)
23:30 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
23:24 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Моя девица-зима боится снега.
Зябко закутавшись в бежевый плащ,
Надевает перчатки серого цвета,
Берет неизменный свой маленький клач,
Семенит в каблучках по утру.

Весенняя девочка теряет покой,
Пьет по ночам извечный свой крепкий кофе,
В ней еще теплится тихий огонь.
Кофе течет во втором уже штофе,
Листает ники, оторвавшись от книг.

Женщина-осень чарует взглядом,
Полным печали и больного огня.
Таких приманить лишь древним обрядом,
Слишком не постижимым для такого меня.
Я наблюдаю за ней в зеркала.

Осень осыпала желтой листвою,
Красит мир в серый с холодным рассветом,
Тонет безжизненно в сонных неделях.
В маленьком дворике из тех, что "для нас с тобою"
Девочка-лето
Летит на качелях.

@темы: чай с корицей

12:20 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)


Я весь дрожу. С самого утра в организме такая слабость, что мне даже приподниматься лежа тяжело.
Это все из-за питания. Во всяком случае, мне так кажется.
Вполне привыкший к головокружению, которое часто является следствием моего ритма жизни, забытых витаминов и деформированной спины, я все-таки ползу на кухню. Предварительно красноречиво выругавшись насчет того, что не слышал будильник.
Организм попросту больше не хочет нормально воспринимать еду. Ужасно хочется есть, но в горле при виде куска курицы все сжимается и отчаянно просит не делать этого. Проталкиваю курицу крепким горячим чаем - какой люблю. Ощущается сытость и... тошнота. Впрочем, ладно, меня часто подташнивает из-за плохого питания, особенно когда перегибаю в одну из сторон - голодания и обжорства.
На ватных ногах возвращаюсь в кровать.
Привет.
Да, я дебил, я проспал, представляешь? И я действительно обеспокоен этим. Во мне вновь просыпается идеалист, который быстро засыпает или начинает ужасно страдать, когда начинает что-то делать, но отдохнувший точит меня с утроенным старанием.
Мне нужно бы сходить до больницы и выпросить хоть какое-то оправдание очередному факту прогула, я еще успеваю, но я понимаю, что я просто упаду по дороге. К тому же в последнее время я не люблю больницы, подобно детям из Дома. А ведь раньше это вызывало даже некий интерес... Теперь уже больше месяца не могу попасть к кардиологу. Витамины помогают, но не помешала бы еще справка на физкультуру.
Если честно, я не отражаю действительность и чувствую странное безразличие к окружающему миру. Так вообще часто бывает, когда мне плохо. Ты же знаешь, я не переношу дискомфорт в организме от слова совсем. Тем более, когда дискомфорт настолько... силен.
Я пытаюсь заснуть, но честно признаюсь себе в том, что мне мешает тошнота. К слову сказать, уже весьма и весьма ощутимая, такая, которую сложно игнорировать.
Соскакиваю в злости и иду на кухню. Хорошо. Прислушиваюсь к ощущениям. Может, организм порадует маленький кусочек хлеба и немного сладкого? Отламываю маленький кусочек от нормального куска, старательно макаю, съедаю.
Не помню, говорил или нет, но я всегда стараюсь терпеть тошноту до тех пор, пока это возможно. Один из моих кошмаров в жизни - рвота.
Последний раз я не выдерживал... мм... кажется, это было еще тем летом? Я тогда здорово перепугал окружающих, да и сам был не рад. Впрочем, после одного раза, болей в животе и стакана воды, кажется, прошло. Я пытался дремать, но в итоге вновь просидел до утра, потому что в голову пришла очередная безумная идея.
Я пью таблетку и все-таки пару раз хожу до туалета, в нерешительности, стоит ли позволить организму вывернуть себя наизнанку.
Когда я уже почти не вижу ничего вокруг, погружаясь в какой-то транс, и с трудом удерживаю вертикальное положение, ощущая, как сердце начинает выстукивать самбу, все-таки решаюсь.
Поначалу кажется, что вот сейчас просто выйдет воздух и все пройдет, но это обманчиво. Буквально после третьей потуги возникает ощущение, как будто за невидимый крюк сейчас вытащится не только то лишнее, что мешает организму нормально существовать, но и ряд полезных органов.
Во рту ужасно противно, желудок как будто прилип к спине, при осторожном ощупывании живота, ощущаю, что он действительно как будто втянулся, ужасно болит горло.
С трудом переползаю в ванную, кое-как умываюсь, ковыляю на кухню. Кружка воды. Еще одна. Да, вода помогает.
Вскоре я даже решаюсь на чай. Правда, стоит встать, как я вновь ощущаю тошноту.
Нет уж, дальше я буду терпеть.
Чтобы прервать страстные позывы организма, останавливаюсь прямо посреди коридора и делаю осторожный глоток (ты бы сейчас опасливо смотрел, как жалкий я, которого ужасно колотит и почти не держит на ногах, сжавшись, немного отхлебывает из кружки, ужасно переживал, думал, что делать, но упорно молчал, зная, что только рыкну в ответ). Помогает. Я даже решаюсь на кусочек хлеба с медом. Говорят, печень любит сладкое.
Сомневаюсь. Организм тоже. Но съедаю. И действительно становится легче.
Вскоре даже жизнь становится более приятной штукой.
Я пишу тебе всякую ерунду, посмеиваясь.
Приходи.
А лучше - приезжай. Я прогуляю тебя по набережной и постараюсь нормально питаться.
А пока... Я разрываюсь между Борджией, Альфом, Большими Надеждами и необходимостью дойти до кардиолога, кошка мешает печатать, пытаясь устроиться на коленях, а я медленно осознаю, что все мои любимые сериалы выпустил ВВС...

@темы: чай с корицей

22:18 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)

@музыка: Сурагнова

@темы: чай с корицей

23:24 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
21:03 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
20:52 

про полеты во сне?

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
23:22 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Стихи это какой-то совершенно иной уровень откровения, еще глубже и ярче. Поэтому выкладывая это, родившееся в течении нескольких минут поздней ночью, я особенно нервничаю и даже немного смущаюсь, волнуясь за верную трактовку, хотя и всегда считал, что неверно истолкованное стихотворение - вина автора, а также всегда грешил красным словцом.

звукопись

@темы: чай с корицей

21:51 

Гениям тоже не во всем быть умными

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Зацепляясь о струны пальцами,
А быть может о пальцы струнами,
Я скажу тебе тихо: "Не пялься.
Гениям тоже не во всем быть умными."

Я вчера допустил две ошибки.
В счете одну, и еще одну - в формулах.
Я не знаю, что со мной было,
"Был не фен-шуй," - говорит знакомая.

Пропускаю струну - задыхается.
Переплел свои пальцы со струнами.
Да, гремит, ошибается, скалится.
Гениям тоже не во всем быть умными.

А сегодня забыл какое-то главное слово.
Простое такое, до боли знакомое.
Просто язык заплетался о зубы,
Запинаясь, я плел: "Ну, это, то что которое..."

Тихий вздох, приглушаю пальцами струны.
Подойди ко мне, давай просто побудем сегодня безумными.
Тихо скажу я тебе, вновь сплетая слова:
"Просто сегодня нам не фен-шуй быть умными."

@темы: от_дыхательное, чай с корицей

09:41 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Ты знаешь...
Я ведь не умею писать стихи.
Я не умею правильно себя вести и логично выстраивать.
Эмоции рвутся из меня потоком и затмевают разум.
О котором ты совсем не хочешь забывать.
Кажется, я опять попал в передрягу.
На этот раз с тобой.

@темы: чай с корицей, маркером на столе

13:05 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
10:54 

Про обещания

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Пожалуй, первая поэзия за долгие годы. И вновь без размера, ритма и конкретики.

силлаботонистика

@музыка: Edguy - Roses to noone

@темы: маркером на столе, чай с корицей

17:56 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Знаешь, я все поняла, этот ад из асфальта совсем не ад.
Кошка Сашка.


Солнечные блики прыгали по старой деревянной гитаре. Желтые листья мелодично шелестели по кристально голубому небу. Комната была залита светом.
Она сидела на диване и рвала гитарные струны сильными аккордами. Кудрявые прядки слиплись и липли к мокрому лбу, несмотря на словно бы держащий их ободок. Неаккуратно намотанная на волосы резинка делала из них то ли коротенький чубчик, то ли миниатюрный пучок, из которого постоянно выливались все новые и новые пряди. Рукава болтались на два размера длиннее нужного и били по гитаре, издавая лишний шорох и сиплый скрежет.
Сорванный голос упорно тянул высокие и попросту громкие, кричащие ноты и фразы. Он скрипел и сипел, пропадая на высоте. Он рвал воздух. Но было в нем что-то такое, что заставляло меня слушать и наслаждаться, хотя что же это я, меня там не было.
Тонкие волнистые волоски липли к мокрому лбу, огромная, хоть и тонкая шерстяная кофта облепляла ее черты, рукава хлопали по струнам, сверкали пальцы. Она морщилась, приподнимала губы, морщинка бороздила лоб, глаза были крепко зажмурены, голова запрокинута. Струны дрожали. А из ее глаз текли слезы.
Правда пока что она все еще сидит передо мной в освещенной совершенно другого цвета светом комнате на жестком стуле, в толпе людей и мило улыбается, говоря, что она просто хочет спать.

@темы: чай с корицей

20:41 

Шерлоку ВВС и его третьей серии посвящается

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Название: Без названия.
Автор: Великий я. Куран то бишь.
Пейринг: Шерлок/Джон/Мориарти ВНИМАНИЕ в качестве том, в коим являются в сериале.
Персонажи: Шерлок, Джон, Мориарти.
Рейтинг: Наверно G.
Дисклеймер: Все принадлежит ВВС, дяде Артуру и прочим, подарившим нам это совершенное существо по имени Шерлок.
Статус: Предпочитаю считать, что закончен, ибо продолжение сцены меня не устраивает с точки зрения эмоциональной окраски.
Предупреждение автора В жизни не написал ни единого фанфика. Поэтому: шапкой не владею, фэндом не чувствую, предвещаю ад и пламень, но третья серия дернула.
фанфик собственной персоной

@настроение: *__*

@темы: витражи, чай с корицей

20:32 

А Вы, ма шер, такая чудный мальчик...(украденные слова)
Это были теплые вечера. наполненные запахами чая и теплым светом лампочек Ильича. По дому неспешно парил дух печенья, которым были забиты все столы в доме, и цвет гуаши, стоявшей прямо на полу бесчисленными цветными баррикадами. Мы рисовали все подряд. Кто как мог и особо не задумываясь. А пять часов пополудни начинались с криков "Кто опять наступил на не высохший шедевр?! Поубиваю!" и "Сколько раз просил(а) убирать их с пола, тебе стирать мои носки!". Хотя чаще мы просто ходили босиком, и теплые пятки немного прилипали к скрипучему деревянному полу.
Мы рисовали прямо на полу и иногда ненароком выходили за границы огромных листов, чем изрядно перепачкали ковер. Поэтому гостям было положено предлагать тапочки. Которые у нас, конечно же, имелись в строго ограниченном количестве и в еще более ограниченном качестве.
Мы рисовали прямо на полу и в самых нелепых позах. Кто-то растягивался на ковре и возил носом по бумаге, брызгая себе в глаз при стряхивании воды с кисти. Кто-то изворачивался сидя, сидел сгорбившись и сосредоточенно выводил силуэты твердой кистью. Чаще всего именно он... а может быть это была она, требовали расчистить столы, распределив печенье по шкафам (которых, к слову, у нас было не так уж много), чтобы можно было рисовать на столах, и с завидной регулярностью благополучно вытирали носками "шедевры". Кто-то лежал, вытянувшись в струнку и твердо приподнимаясь на локтях. А кто-то, помню, и вовсе полусидел полулежал, закинув ногу за голову, и со смехом вопрошая "а что такого?".
Мы засыпали прямо щеками в не высохшей гуаши после уже несостоявшегося шедевра, подписывая его своей щекой или затылком, и наутро бились за очередь быть первым в ванной и использовать остатки ацетона.
По ночам в квартире стоял шорох. Кто-то сопел на картине, кто-то открывал пачку печенья и кипятил чайник, который, казалось, никогда не бывал остывшим и полным, кому-то повезло благополучно сопеть на огромнейшей кровати, которая на самом деле была никогда не заправляемым диваном и одним "лежаком" для всех. А иногда мы просто всей толпой смотрели телевизор прямо в темноте, затаив дыхание и издавая совершенно одинаковые возгласы и реакции на эпизоды.
В углу жила гитара. Мы считали, что ей там хорошо, и не спешили ее трогать. Но ей это не нравилось, и поэтому она всегда была расстроенная. Отчего кто-то из нас периодически брал ее в руки, нежно гладил и перебирал струны, отчего мы зажигали свечи, выключали свет и пели хором, помогая ему вспоминать тексты.
У нас не было шкафа. Вернее, он был всего лишь один, и захвачен книгами. Не помню какими, но их было много, они были старыми, и мы их читали.
Поэтому наши вещи валялись где попало и куда промахнулись, пачкаясь в краске, чае и сладостях. Мы ходили в огромных мешковатых пальто, смешных беретах, шляпах, тяжелых ботинках, штанах неопределенной половой принадлежности и размера. У нас был разные глаза, потому что мы любили линзы и цветную косметику. Над нами смеялись, нам смотрели в след, мы рисовали на стенках метро и мелками на асфальте, размахивали крупно вязанными шарфами, стоя на краю моста над холодной рекой, ловили ветер шапками и надевали перчатки на каменных зверей, потому что считали, что им тоже холодно. А кто-то нас любил, мы гремели чашками в кафе и грустили, потому что не могли оставить много чаевых терпеливым официантам, выдерживавшим наше "я возьму это. Ой, хотя знаете, лучше то. Ой нет, давайте лучше латте, - и когда он(а) уже отошел(шла) - а еще имбирное печенье! нет, пирожные! Любые! Только не очень дорогие". Поэтому мы складывали фигурки из бумажных салфеток.
И еще много и много чего...
А потом мы собирали это все по крупицам, и оно оживало заново... По крайней мере, мы в это верили.

@музыка: То, что мы пели, несложно увидеть, мы никого не хотлеи обидеть...

@темы: чай с корицей

Питер пахнет никотином

главная